Учебники Онлайн


7 Достижения периода законов Рицурьо Культура аристократии

Ярко представляет эти тенденции правления выдающегося политического деятеля и реформатора. Сетоку-Тайси (593-621 гг). Именно в его времена сооружается много буддийских храмов, щедро украшенных в интерьере живописью и скульптурой, вводится китайский календарь, делается попытка создать свод действующего законодательства в виде"Закона 17 статей", что, правда, скорее напоминал сборник поучений с добродетели составленных под влиянием буддизма, а также элементов конфуцианства и даосизма, которые попали в арсенал японской мудрости. Готовя радикальную реформу земельного системы и административного управления,. С ьотоку-Тайси имел целью установить по китайскому образцу единовластия царя и ослабить родовую знать. Ориентируясь на положительный опыт, он способствовал иммиграции китайских и корейских ученых, монахов проп овщникив, музыкантов, художников, ремесленников, организовывал переписывание буддийских сутр и китайских комментариев к ним, отделка священных свитков мастерскую живописиисом.

Новый импульс этот процесс получает в царствование не менее выдающегося преемника. Сетоку-Тайси -. Фудзивары, который начал проведение реформы. Тайка (Великая реформа), которая утвердила феодальную систему, построений вана на государственной монополии на землю, а, следовательно, на эксплуатации крестьян. Если. Сетоку-Тайси оставил после себя 46 буддийских монастырей и храмов, то через 70 лет их стало уже 545. Они превратились в ячейки письменности, где наряду с буддийской литературой складывались летописи и хроники. Храмы синтезировали различные виды искусства на уровне их континентального развития. Стиль, в котором они выполнялись, ха рактеризувався использованием черепицы, окрашенных в красную краску опорных столбов, многоярусных кровель с причудливой системой консолей. Внутри устанавливались статуи. Будды, выполненные из сухого а ку и украшенные бронзой и позолотой, прекрасные образцы буддийского прикладного искусствецтва.

Своеобразную атмосферу мистико-религиозного влияния создавала буддийская музыка, сопровождавшая ритуальные танцы масок. Представлена ??различными стилями и жанрами, заимствованными из других культур (гигаку в,. Кудара-крюке, торагаку), она создавала настроение, отвечал основным буддийским догматам и прежде стремлению освободиться от бремени земных желаний ради достижения нирваны. Принятие буддизма как государственной религии способствовало приобщению. Японии к культурным ценностям древнейших цивилизаций мира -. Китая,. Индии, стран. Центральной. Азии, приобщив ее к мировому культурному процессу и активизировав и ее собственные культуротворческим потенции. Тем более, что противопоставив понятию коллективной человека человека как личность, буддизм давал толчок индивидуальной творчествесті.

Влияние континентальной культуры отразился и на стремлении сформировать за ее образцами новую систему классового господства. Так рождается кодекс. Рииурьо, который в своих почти 1500 статьях регламентировал все с сферы жизни. Японии. К нему, кроме законодательных, вошли моральные нормы, обозначенные японской самобытностью, -. Япония противилась чрезмерном иностранному влиянию. Так, хотя по новым законам условием предназначенных ния на должности высших чиновников было изучение в специальных школах -. Дайго-ку - классических конфуцианских книг и сдачи соответствующего экзамена, на самом деле привилегиями в замещении должностей пользовались знатные семьи, получали их в наследство. Знатоками же учение. Конфуция становились в основном мелкие чиновники, лишены других средств получить места в чиновничьей иерархирхії.

Китайские стихи, составление которых считалось необходимым для членов императорской семьи и высшей аристократии, в художественном плане довольно часто уступали японским. Однако китайская литература все же посту упово завоевывает художественное пространство. Одна за другой по указу императора в VII-VIII веках с являются поэтические сборники, написаны на китайском языке -"Рьоунсю","Бунка сюрейсю","Кейко-кусю", что течение или традицию, начатую"Кайфусо", первой японской антологией поэзии китайском языкеою.

Переложив выполнения своих обязанностей на низших чиновников и практически полностью оторвавшись от народа, с которым ранее ее соединяли политически бюрократические каналы, аристократия образовала свой замкнутый с мир. Он еще больше сузился с прекращением существования старых дальневосточных государств (X в) и началом формирования новых. Неожиданная потеря традиционных источников питания способствовала рождению самобытной культур и с доминированием чисто японских рис. Через преимущества своего общественного положения аристократия стала классом, который осуществил эту культуро-творческую миссииісію.

Вновь культура, аристократическая по характеру и классовыми устремлениями, имела довольно универсалий, чтобы стать образцом в дальнейшем культурном развитии страны. Прекрасная иллюстрация этих процессов - - литература господстве придворной аристократии (до конца XII в), периода. Хэйан (по названию тогдашней столицы). Их условно можно разделить на"мужскую"и"женскую", где первая представлена ??произведениями историко-политического и религиозного характера на китайском языке, вторая - повестями, лирическими дневниками, эссе, написанными на. Хирагана, составляющей азбуке, в которой иероглифы выполняли только функцию фонет ичних знаков - определителей звуков японского языка. Авторами первой были введены в систему придворного ритуализма мужчины, второй - женщины, роль которых в жизни аристократического общества чрезвычайно зрос а. Талантливые писательницы, женщины приносят в литературу сложный мир человеческих чувств, тончайших переживаний. Они органично вписывались в общество, переживало период общей феминизации: жи ночнисть лишенных жизненных забот мужчин нашла проявление в их чопорной пластике, слезливости, захвате различного рода гаданиями; наивысшим достижением считалось создание новых соответствующих деталей и, форм одежды и аксессуаров к нему, распространилась отвращение к военной службыслужби.

Естественность воспетых поэтессами и писательницами чувств и отношений обусловлена ??значительной автобиографичностью произведений, обогащенных интимной информации. Перед нами раскрывается феномен"любовь с первой ого слова", характерный для установившегося в то время первого знакомства мужчины с женщиной через завесу, которая закрывала ее внутренние покои. Здесь слово и скрытая за ним мысль становятся основными ориентирами в вы смысле человеческой сущности, и наряду с этим существует высокая формализованность любовных отношений с регламентацией тем разговоров, писем и сюжетов стихов, времени и места встреч. По мнению тогдашних ученых,"церем ониальнисть поведения, свойственная средневековому человеку вообще, независимо от места его проживания, буквально пронизывала весь уклад жизни хейанськои аристократии. Каждое слово и поступок переставали быть ценными сами по себе. Предполагается, что в любой момент на тебя устремлены сотни глаз: каждая реплика, не говоря уже о любовное увлечение, является предметом придворных пересудов, без чего жизнь. Аристо кратии просто немислимеЗамисть религиозной этики господствует етикетнисть поведения и эстетическое освоение действительности. Немалую роль в этом (последнем) процессе играла природа, основная ценность которой заключается а в ее способности генерировать в индивидууме текст"1. Домашнее образование, ставшая основным с упадком общественного образования, питалась тем интеллектуально-психологическим содержанием, которого постоянно оказывало хождение в аристократической среде интимной информации, что, в конце концов, обеспечивала его воспроизведенияго відтворення.

Нельзя обойти и тот факт, что одновременное принятие в обществе пантеизма, признание божественной искры в человеке, рождения идеи сострадание ко всему живому, распространение религиозной терпимости и эстеты изму создавали атмосферу, благоприятную для внутренней эмансипации личности наработанных буддизмом ощущение скоротечности существующего украшало культ прекрасного флером меланхоличности. Одной поэзии, п родовжувала культивироваться, было не под силу зафиксировать эти процессы, поэтому на культурную арену выступила проза, известная под названием"моногатари"(повесть). Первыми стали построены на сказочных сюжетах. Денк и-моногатари (волшебные повести), позже - ута-моного-таре, сказания вокруг стихов и ситуаций их возникновенияння.

Произведением, определивший основные родовые черты будущей национальной культуры, была"Исэ-моногатари"("Повесть о. Исэ", конец IX - начало X в), не случайно считается одной из трех вершин художественного ьои литературы эпохи. Хэйан рядом с"Кокинвакасю"("Антология"), собранием образцов японской танка, и"Гэндзи-моногатари"("Повесть о. Гэндзи"). Повесть посвящена любовным приключениям известного поэта. Ари вара. Нарихира, стихи о взятых с его фамильных собраний. В 125 маленьких главах, каждая из которых состоит из одного или нескольких танка и немногих прозаических строк, изображаются образы людей, п роводять свое время, музикуючы, виршуючы, любуясь природой, имеют безупречный эстетический вкус, строят любовные отношения по законам изящества. Использованные в повести методы, настроения, характер и нашли свое развитие в жанрах дневник и романа. Дневники были настолько популярной литературной формой, что к ней прибегали даже мужчины, скрывая свое авторство за женским именем: лирические за писи, за аристократическим регламентом, оставались прерогативой женщин. Стали вщомиады"Дневник бабочки"Митицуна-но хаха,"Фрейлина. Идзуми"Идзуми. Сикибу и др.а інші.

С жанра дневника начинала и выдающаяся писательница этой эпохи. Мурасаки. Сикибу, однако огромный интерес к внутреннему миру человека, мотивов его поведения и поступков привели ее к более гибкой и объемные ной литературной формы - романа. Написанный ею роман"Гэндзи-моногатари"стал вершиной развития хейанськои литературы, вобрав весь известный литературный японский опыт. Поражает масштабность произведения: в нем около 300 действующих лиц, 30 из которых проходят через всю рассказ, время действия охватывает 70 лет. История. Гэндзи - это история его чувств, любовных и семейных отношений, разворачивающихся на фоне при. Дворный быта и природы. Сын незнатной наложницы и императора, принц по происхождению, он воспитывается в богатой феодальной семье. Минамото, куда отдали его родители, чтобы уберечь от опасности, которой, по предсказаниям, могла угрожать ему большая государственная деятельность. Приняв имя. Гэндзи, то есть"человека из рода. Минамото", принц превращается в обычного человека и, таким образом, является прекрасным героям м для романа. Перед нами предстает его жизнь, полную страстей и увлечений - не случайно его в критике сравнивают с. Дон. Жуаном. Наделенный доброй душой и очаровательной внешностью, как настоящий хейанець имея вкус к беззаботной жизни,. Гэндзи узнал высокие титулы, любовь двора, восхищения женщин, счастливая любовь, и громкая слава и жизненный успех отступают перед обстоятельствами жизни и текучестью времени. На последних страницах романа читатель видит героя, погрузился в воспоминания о прошлом и стремится одиночествамотності.

Новаторство романа проявляется буквально во всем: в отстаивании его приоритета над историческим хроникам, в признании высоких художественных вкусов хейанцив, продемонстрированных в произведении, в мастерстве псы ихологичних характеристик персонажей, в нетрадиционном трактовке любви как чувства не всегда идиллического, в индивидуализации характеров, в использовании психологического параллелизма между состоянием природы и души. И за всем стоит основная авторская идея об ответственности за поступки и неизбежность страданийь.

Творили свою историю и другие виды японского искусства, обозначая своим развитием вехи духовного становления человека более двенадцати веков хранятся в культовых буддийских архитектурных комплексах х, сокровищницах японского национального искусства, образцы народной строительной и декоративной мастерства. Они свидетельствуют об устойчивом отождествление культовых и светских сооружений, что шло от синтоистских представлений о храме как земное жилище. Бога, о чрезвычайно высокое плотничье искусство в строительстве любой сложности, о понимании красоты как целостности элементов, органично связанных между собой общем й художественной идеейєю.

Самые синтоистские храмы. Исэ и. Идзумо является подобием традиционного четырехугольного свайного жилья - тайсядзукури, построенного с учетом частых землетрясений, пожаров и наводнений. Стремление защитить спор руды от возможных разрушений заставило среди строительных материалов отдать предпочтение дереву, кроме того, оно позволяло, согласно извечными традициями, сочетать архитектуру и пейзаж. Со времен появления н а японской земле первый буддийский храм (по легенде, в 552 г) архитектура развивалась путем объединения ее коренных и заимствованных черт, и все же в архитектурно-планировочной структуре японские и ки тайские храмы были принципиально разными: первые тяготели к равнинной композиции, а в других большое значение придавали ярусном или ризноплощинному расположению сооружений. Это мешало созданию единого стилтилю.

К тому же природные особенности. Японии вызвали отличные от китайско-корейских прототипов конструктивные формы, вплоть до создания специфических вариантов типовых сооружений и принятого декора. Так, использ зования одного-двух деревьев, кустов как части архитектурного ансамбля закрепляется как постоянный элемент строительной творчества; пагоды приобретают большей легкости, изящества, ажур-ности, стройности форм; впервые на японской почве появляются крытые галереи -. Кайро, связывающих в единый ансамбль отдельные сооружения; колонны благодаря выпуклости в середине и сдавленности на концах приобретают оригинальной фо. РМИ; рядом с канонизированными узорами санскритского происхождения в декоре используется традиционный японский спиральный орнамент.

Своеобразие японской архитектуры тех времен ярко проявилась в строительстве кондо - сооружений, предназначенных для хранения главной святыни и закрытых для мирян. Строгость и простота их конструкции й, горизонтальный ритм их массивных, далеко вынесенных черепичных крыш, ритмика несимметрично расположенных высоких колонн, странный рисунок крыши с загнутыми кверху углами - все это свидетельства япон ской самобытностиі.

Дальнейшее развитие приобретает строительство поселений городского типа, основан в 710 году сооружением первой постоянной столицы. Японии -. Нара, что, наподобие китайской, сводилась согласно детальным пер рспективним планом по оси фен-шуй (с севера на юг), с разделением территории на две равные части и на кварталы, с обязательным устройством так называемого"Запретного города"- обнесенный стеной дворца и правительственных сооружений. Скрытые от глаз простых людей, здания высшей знати поражали мастерством японских ремесленников, отрабатывали каждую деталь, соединяли части сооружений только деревянный штифт и и скрепами, достигая при этом чрезвычайной прочности их кружевных конструкций и изящных, ажурных галереий.

Большинство аристократов жила в то время в домах стиля"Синдэн дзукури", не предусматривал практически никаких внутренних перегородок. В случае же необходимости их роль выполняли раздвижные перегородки. Седзи с и складные ширмы бьобу и завесы китьо. Развитый художественный вкус требовал их отделка - так рождается живопись яма-то-е, начав профессиональное японское живопись. Показательно, что сам термин. Сначала в употреблялся только по картин, которые не принадлежали к кара-е - китайской живописи, который изображал китайские пейзажи и обычаи (Усиление в раннем. Средневековье японской специфики наблюдается в всех сферах изобразительного искусства). Взяв за основу жанры так называемых иукинами-е (картины о месяцах года) и сики-е (картины о временах года), картины ямато-е несли в себе чувство единства с природой которая изображалась в разных видах, причем во время традиционных церемоний любования цветами, изгнания нечистой силы и т.д.. До нашего времени дошли лишь эмакимоно - картины в форме горизонтальных свитков, щ в выделялись эффектом динамического развертывания пейзажа и органическим его сочетанием с каллиграфически написанными на картине стихами на ее же тему ценным образцом такого синтетического искусства является"Генда со-моногатари-эмаки", памятник высокого художественного вкуса и большого мастерства. Расцвета достигает и искусство каллиграфии, перед которым преклоняются даже китайские каллиграфаліграфи.

Художественный вкус становится непременной частью нарождающейся японской ментальности, о чем ярко свидетельствуют изящные развлечения знати, прежде ута-авасэ (поэтические состязания). Разделенные на две группы, поэты состав дали стихи на определенную тему, а их качество оценивал судья. Победитель не только стал известным при дворе, но и часто повышался в должности или ранге. Напряженность соревнований была так велика, что некоторые уча сникы, не получив вожделенного результата, умирали с гороря.

Японская линия начинает просматриваться и в развитии иконографии и скульптуры, под эгидой буддизма заняли центральное место в искусстве. Бронзовые, деревянные, лаковые фигуры, таинственно сверкая в нап полумраке храмов, в сочетании с музыкой гагаку производили на верующих сильное впечатление. Наряду с имперсональнистю скульптуры, обусловленной, кроме культовых соображений, закреплением мастеров по. Отдельные мелкие ими операциями в ее изготовлении, в монастырских мастерских постепенно выделяются скульпторы, в пределах канона создают свой собственный стиль, а на его основе - определенную школу. Разработка новых стилисты ческих особенностей усиливается с началом широкого использования глины и лака, которые способствуют переносу в скульптуру коренных особенностей японской пластики еще со времен ханива (скульптурные изображения, щ в в V веке заменили человеческие жертвы во время похорон) и, таким образом, облегчают восприятие заимствованных религиозных догматов. Так, наряду с удлиненными лицами, вузькогрудимы, хрупкими фигурами бы лишенными плоти, выполненными по китайским канонам, появился другой вариант изображений - с природными пропорциями тела, стройной фигурой, задумчиво улыбающимся лицом, толстым слоем грунта предоставляет скульптуре мягкости и теплоты импозантность начинает уступать простоте и скромности. Однако и в"китаизованому", и в самобытном направлениях скульптуры накапливаются черты, присущие местной кул ьтури. Так формируется японский национальный стиль. Соответствующие процессы происходят и в других видах искусства. Японском древнем и средневековом живописи, как представителю дальневосточного культа рного региона, неизвестна была масляная техника. Тушь (монохромная или в сочетании с темперой), шелк, бумага различной толщины, кисть были единственными орудиями японского художника. Но техническая однородность не распространяется ювалася на сторону художественную: наряду с линейностью, плоскостность, почти полным отсутствием светотени, шли от. Китая и широко использовались, в частности, в живописи шелкового фу сумма (ткань, в которую по листали свитки с буддийскими сутрами), в росписях кондо, появляется мягкая объемность, большая пластичность, нарушается строгая фронтальность позы - ее заменяет не полный поворот в три четверти; напивз аплющени глаза, сжатые губы, ритуально осложненные жесты начинают уступать место гармоничному воплощению лучших человеческих качеств. Самостоятельной украшением лакированных изделий стал японский геометрический орнамента который имеет давние корни, довольно свободным трактовкой иконографических образов сказывается вышивка ритуальных алтарных покрывал, она менее скована каноном и поэтому легко объединяла иностранные традиций ции с местным з місцевими.

Собранная в. Японии коллекция древних театральных масок, не имеющая аналогов в мире, свидетельствует о трансформации на японской почве многих заимствованных театральных традиций и об определенной самостийнис во японского театрального искусства, выросло с древних мистерий кагура, из крестьянских песен денгаку, из ранних форм народного фарса саругаку. Всем без исключения театральным жанрам японского происхождений ния свойственно органическое сочетание музыки (вокальной и инструментальной) и танца, позже к этому синтеза присоединяется диалог. Так, еще в норито - песнях-заклинаниях, связанных с синтоизмом, была закрепить плена это единство; в архаических театральных действах кагура, неизменной части синтоистских праздников мацури, она представлена ??в совместных двух напивхорив или хора и солиста со специфическими замедленными тан цами, которые выполнялись на специальных деревянных подмостках танцорами, одетыми в трудное шелковые одежды и большие маски белого или пурпурного цвета. Со временем к театральному искусству приобщились бук олични песенно-танцевальные сценки денгаку, что, попав во дворец, превратились в хореографические выступления лирического характера, частично они сохранились и в современном японском театртрі.

Свою долю в становление театрального искусства. Японии внесли танцевальная драма гигаку (существовала до начала IX в), пришедшая с буддизмом и среди храмовых праздников и дворцовых развлечений выделялась фарсово о-буффонадные элементом, использованием масок *, исключительно хореографический жанр бугаку преимущественно культового характера, где образ создавался средствами танцевальной пластики, и, наконец, светское народное видо выше саругаку, синтезировавшем в себе эле-

*. Выполненные из ценных пород дерева, окрашенные в символические цвета с признаками добродетелей и настроений, они достигали больших размеров, иногда до полуметра, и остро передавали психологию характеров

менты практически всех этих своеобразных театральных жанров, в которых господствовала хореография и не имело самостоятельного значения слово саругаку, кагура и бугаку и сегодня живут на японской сцене как священные ре еликвии древних верований и обычаив.

Характерной особенностью как средневекового, так и более позднего периода развития японского театра является ведущая роль в нем музыки как важного способа эстетического восприятия мира. Часть древних х музыкальных инструментов и теперь составляет основу национального японского оркестра (различные виды флейт, цитра кого, некоторые ударные инструменты и т.д.). Вера в то, что музыка способна менять законы природы воплотилась в японском мифе о певце. Хитирики, который заставил богов изменить их волю. Его именем была названа важнейшая среди древних духовых инструментов флейта с пронзительным звуком. Собственно я понська музыкальная теория оформилась только в IX веке, поставив рядом с японским звукорядом вокально-хоровой музыки китайский звукоряд музыки инструментальной. Раннее. Средневековье знало музыку трь х стилей: культовую в исполнении профессионально подготовленных музыкантов знатного происхождения, светскую, что демократически расширяла круг исполнителей, и народную, которую выполняли слепые певцы, профессиональные танцовщицы и музыкантши из аристократовратії.