Учебники Онлайн


"Утопия"и"идеология"в социологии знания К Мангенма

Любая социальная утопия имеет определенный ценностное измерение. Утопии не сваливаются с неба, их измеряют время трудозатрат на их производство, то есть они имеют стоимость. Разумеется, эти трудо затраты непосредственно не касаются трудозатрат в промышленности и такого понятия, как"абстрактный труд"Речь должна идти о затраты труда в масштабах исторического времени, т.е. времени становления новой идеологии, ее усвоению я и институциализации (создание общественного движения, партии и т.д.). Чем больше подобного рода трудо затраты, тем выше ценность идеологии, тем больше надежд возлагают на нее и на усилия во времени, пер едбачуваному для материализации отстаиваемых идетстоюваних ідей.

Иначе говоря, новые идеи, научно-технические или социально-политические, появляются только тогда, когда в них есть потребность и есть соответствующие условия. Эти потребности могут быть удовлетворены любым из нескольких способов которые не обязательно должны быть похожи друг на другао.

Исходя из того, что социальные и экономические потребности общества обычно изменяются не очень быстро, а культурное развитие не имеет скачкообразного характера, можем уверенно констатировать: появление чего-то существенно нового в науке или в политической идеологии не объяснимая в терминах механистического толкования причинных взаимосвязей. Например, изучая ряд научно-технических нововведений, ученые обратили внимание на временные циклы от научного открытия до его воплощения в практику, включая промышленные разработки частности, обнаружено, что для некоторых нововведений, внедренных после. Второй мировой войны, было по обходимо чуть больше двадцати лет, прежде чем они обеспечили не только самоокупаемость, но и высокий доход от своей эксплуатации. Из этого следует предположение, что уже есть такие нововведения, которые будут ь практически использованы в лучшем случае примерно лет через десять - пятнадцать. Аналогичное наблюдаем и в распространении новых идеологических построений, для внедрения которых в сознание людей нужны н есть только подходящие условия и наличие соответствующей заинтересованности, но и время (выдвижение, разработка, внедрениення).

Характеризуя утопическую сознание,. Мангейм отмечал, что этот тип сознания не соответствует окружающей бытию. Однако, подчеркивал. Мангейм, не каждую ориентацию, не соответствует определенному бытию, можно н назвать утопической. Утопичной следует называть такую ??ориентацию, которая, превращаясь в действие, несмотря ни на что, частично или полностью взрывает в воздух существующий порядок сказалей.

В отличие от утопической, идеологическая сознание не пытается взрывать существующий порядок, а пытается лишь обновить образ жизни согласно насущных требований меняющегося времени. Эта идеологии ична"осторожность", если не"трусость", приводит к тому, что идеологии никогда не достигают реализации своего идейного содержания. Так, например, в обществе, основанных на крепостничестве, представление о хр истиянську любовь к ближнему всегда остается нереализованным и в этом смысле идеологическим (ложным), даже если его совершенно искренне принято как мотив индивидуального поведениядивідуальної поведінки.

Следуя"ранним"Марксом и политизируя понятия"идеология",. Мангейм отождествляет идеологию с так называемой ложной сознанием, что позволяет ему легко переходить от понятия"утопия"к понятию"идеология"С его точки зрения, утопией новообразованной буржуазии была идея"свободы", поскольку эта идея содержала элементы, которые разрушали структуру определенного социального бытия с целью создания нового порядка. Сегодня н ам хорошо известно, в какой мере в этой идее свободы содержались не только утопические, но и идеологические моменты, оправдывающие буржуазный образ жизнині моменти, що виправдовують буржуазний спосіб життя.

Иногда очень трудно установить, что следует рассматривать как настоящие утопии, а отнести к идеологии господствующих классов. А, по мнению. Мангейма, такой критерий, как реализация, достаточно вероятным д. ля определение идеологии и утопии. Скажем, идеи, которые так и остались идеями, должны быть зачислены в разряд идеологий. Идеи, которые со временем были реализованы, можно считать относительными утопиями. Именно в ре ализации заключается ретроспективный временной масштаб, который позволяет представить фактическое положение дел в прошлом, когда новые идеи выглядели утопиями на фоне столкновений различных партийных точек зорзору.

Предлагаемое. Мангеймом толкования понятий"утопия"и"идеология"отличается от традиционных, согласно которым мечты о месте осуществления всех надежд определяли как утопии, а мечты о время этого осуществлено ения - как хилиастического (хилиазм (греч chiliasmos от греч chilioi - тысяча) - религиозно-мистическое учение о тысячелетнем земном"царствования. Христа", которое должно наступить перед"концом света") учение. На йог в голову, такие представления ориентированные только на внешний способ выражения сложных идей и не могут быть решающим критерием разграничения идеологий и утопий. Для него утопиями являются все те потусторонние (т рансцендентни) по бытия представления, которые когда-либо произвели на социально-историческое бытие преобразующее возально-історичне буття перетворювальний вплив.

Но и это еще не все. Необходимо установить те социальные группы, которые по каким-то причинам предпочитают утопиям. Это и есть собственно предметом социологического изучения, которое свидетельствует о том, что социальные группы слои, классы, которые постепенно активизируются (потому оказываются способными на революционные действия, которые превращают историческую реальность), в каждом конкретном случае связаны с той или иной формой утопийії.

Когда в рамках такого понимания говорят о социально-историческую дифференциацию утопий, то прежде упор делают на рассмотрении их как"контрутопий", соревнующихся друг с другом. Тогда становления новых х социальных сил выглядит как поэтапное становление новых форм утопийформ утопій.

Если каждая социально обусловленная форма утопии меняется, то следует говорить о проблеме социально обусловленного преобразования утопии, но не о проблеме преобразования утопического сознания. О утопическую свид к городу можно с достаточными основаниями говорить лишь в том случае, если каждая определенная форма утопии не только является живым содержанием соответствующей сознания, но и проникает во все ее пласты. Когда утопический элемент зап овнюе все сознание, мы получаем право анализировать как различные формы утопий, так и различные формы и ступени утопического сознания. Доказательство того, что такой неразрывной связи существует, и составляет, по мнению. Ма нгейма, кульминацию его постановки вопроса о утопийпію.

Согласно этой исследовательской установки. Мангейм выделяет следующие формы и стадии развития утопического сознания: хилиазм анабаптистов; либерально-гуманистическая идея; консервативная идея; социалистически-коммунистических утопий.

Для понимания специфики социологии знания. Мангейма следует учитывать, что эхо марксизма сочетались у него с элементами немецкой академической традиции, представляемого неокантианцев. По словам. М. М. Малкея, одна из главных идей, усвоенных. Мангеймом у неокантианцев. Баденской школы, заключается в необходимости проводить коренное различие между методами и понятиями естественных наук, с одной стороны, и методами и понятиями социально-исторических наук, с другойго.

Поскольку эмпирические взаимосвязи мира природных явлений являются неизменными и универсальными, постольку критерии истинности, по которым оценивают научные утверждения, также являются постоянными и однообразными. Отсюда вып следует, что по мере того, как исключающие ошибки и проявляют все большее количество истин, естественные науки развиваются относительно прямолинейныео.

Совсем другая картина имеет место в науках о культуре, где метод беспристрастных наблюдений совершенно непригоден. Объясняют это тем, что научное понимание культурных явлений включает интерпретацию тех значений (ценностей), которыми оперируют участники культурных процессов, а значение (ценности) не допускают простого и беспристрастного наблюдения. Кроме того, сам исследователь определенные ценностные установки и ориентированных ры, которые так или иначе влияют на процесс интерпретации изучаемых явлений культуры и на выводы, получаемые в результате такой интерпретацииії.

По такому взгляду на науки о природе этот тип научного знания фактически вынесен"за скобки"социологии знания. Мангейма, в результате чего предлагаемый им вариант социологии знания оказывается чрезвычайного ичайно суженным не только по своей предметной областью, но и за теми методами социологического анализа, которые вполне могли бы быть доступными социологам того время того часу.

Иными словами, методология мангеймивського социологического анализа можно уподобить к разновидности текстологического анализа, поскольку преимущественно имел дело с текстовыми документами предыдущих эпох, в которых зарождались рассматриваемые им утопии и корпели"ложные формы сознания"в виде политизированных идеологий. А тексты, написанные историками прошлых времен, всегда обременены вненаучного соображениями всегда несут в себе ценностный заряд. И для понимания этого не надо было иметь слишком высокую научную подготовку или считаться гениальным ученым. Поэтому, отдавая должное интуиции талантливого социолога с историко-философским складом ума, необходимо признать, что. Мангейм не сделал сколько-нибудь существенного вклада в методологию социального познания, хотя и обратил внимание на непригодности традиционной фи философского теории познания (гносеологии) для решения задач, стоящих перед современной ему наукой. Однако и это было тоже не новость для большинства ученых первых десятилетий XX в когда математика, прир одознавство, технические и социальные науки начали радикальную переоценку своих методологических цинностегічних цінностей.

Наконец, нельзя пройти мимо того факта, что и либерально мыслящие неокантианцы, и. Вебер, и. Мангейм сделали"слишком буржуазной"науку и научную методологию. Нового времени. Так, например,. Мангейм считал, что с достижением буржуазией социально-политического и экономического господства научное знание и связанную с ним гносеологию начали оценивать сквозь призму буржуазного мировоззрения, требует точной кальку ляции не только в бухгалтерии, но и в научном мышлении. Это предвзятое отношение к методологии"точных"наук как к проявлению"буржуазного духа"находим и в произведениях тех ученых, которые придерживаются ливорадик альных взглядемуються ліворадикальних поглядів.

Что касается довольно засаленного слова"идеология", то оно и сейчас имеет поклонников в академических кругах мирового научного сообщества

Например, вице-президент. Международной социологической ассоциации. Н. Смелзер (Смелсер) считает, что разные идеологии выполняют в жизни общества важные функции. К этим функциям относится ослабление социально й напряженности, которая возникает, когда люди осознают различия между провозглашаемых ценностей и реальными условиями своей жизни. Идеология также выражает или защищает различные интересы социальных групп (К. М. АРКС), придает смысл действиям людей (К горке). Таким образом, исследование идеологий, их влияния на социальные группы и классы является важным компонентом современной социологии знаниязнання.

Выводы

1. Сегодня социология знания является общепризнанной дисциплиной, которая изучает социальную обусловленность не только научного, но и любых других форм знания, представленных как содержание исторически зафиксированных форм. Общественно льно! .

2 ключевых философско-методологической проблематикой социологии знания является переосмыслена проблематика традиционной теории познания (гносеологии), согласно чему такие гносеологические категории, как"субье объект"и"объект", рассматривают сквозь призму понятий"общество","сообщество"(например,"научное сообщество"),"социальная группа","класс","общественное сознание","форма общественного сознания" ьне бытия","социальная установка","ценностный ориентир"тощьної свідомості", "суспільне буття", "соціальна установка", "ціннісний орієнтир" тощо.

3. Познавательными инструментами социологии знания являются (1) сравнительно-исторический метод познания, который предполагает прежде всего анализ документальных источников, (2) построение типологических схем с использованием тока уктурно-функционального метода; (3) исследование ценностных ориентиров социальных групп, классов; (4) социально-психологическое изучение межличностных связей, которые определяются соответствующими социальными уст ановкамы. Выбор конкретных эмпирических методик определено предметной областью и соответствующими ей методамми.

Контрольные задания

1. Кто является непосредственным создателем социологии знания?

2. Кто стоит у истоков социологии знания?

3. Какой вклад в становление социологии знания сделали советские ученые?

4. Охарактеризуйте марксистское толкование понятий"общественное сознание"и"форма общественного сознания"

5. Что такое"утопия"и"идеология"в интерпретации. К. Мангейма?

РЕКОМЕНДУЕМАЯ. ЛИТЕРАТУРА

Брушлинский. А. В. Культурно-историческая теория мышления -. М:. Высш шк 1968 - 104 с

Выготский. Л. С. Проблемы развития психики / /. Собр соч:. В 6-ти т -. Н •. Педагогика, 1983 -. Т 3 - 368 с

Корнеев. М. Я,. Шульц. В. П. Критика основных направлений буржуазной социологии знания -. Л:. Изд-во. Ленинград, ун-та, 1985 - 160 с

Малка. М. Наука и социология знания:. Пер с англ -. М:. Прогресс 1983 - 254 с

Мангейм. К. Идеология и утопия / /. В кн:. Утопия и утопической мышление-Сборник переводов -. М:. Прогресс, 1991 -. С 113-169

Мегрелидзе. К. Р. Основные проблемы социологии мышления -. Тбилиси *. Мецниереба, 1972 - 438 с

Москвичев. Л. Н. Современная буржуазная социология знания -. М •. Мысль 1977 - 176 с '

Шацкий